FORSCHUNGSHORIZONTE ▪ POLITIK & KULTUR

Berlin, Germany

ТЕМА 6 / 2021

ПРИТЯЗАНИЯ КИТАЯ: ТАЙВАНЬ

НОВОЯЗ ОРУЭЛЛА

▪ВОТ ЧТО ПРЕДЛАГАЕТ НАУКА В СВЯЗИ С СПОРОМ О ТАЙВАНЕ

„Министерство правды — на новоязе Миниправ — […] Это исполинское пирамидальное здание, сияющее белым бетоном, вздымалось, уступ за уступом, на трехсотметровую высоту. Из своего окна Уинстон мог прочесть на белом фасаде написанные элегантным шрифтом три партийных лозунга:

ВОИНА — ЭТО МИР, СВОБОДА — ЭТО РАБСТВО, НЕЗНАНИЕ — СИЛА.

[…] министерство правды, ведавшее информацией, образованием, досугом и искусствами; […]“ (Джордж Оруэлл, 1984, 1949, Первая I).

Роман Джорджа Оруэлла “1984” сегодня уже не является фантастикой. Благозвучные цели уже давно превратились в политические программы, которые стремятся к прямо противоположному. Напряженные отношения между Китайской Народной Республикой и Тайванем (Китайская Республика) являются хорошим примером. За литературной темой Оруэлла стоит лингвистическая гипотеза Сапира-Уорфа, согласно которой язык влияет на мышление. Это может быть использовано для деконструкции техник власти, используемых диктатурами и их правящими элитами. В случае с Народной Республикой ключевую роль играет языковая политика. Она регулирует использование общественного языка и относится нетерпимо к региональным языкам и языкам меньшинств. С помощью языкового планирования Пекин организует “мирное присоединение”, в то же время угрожая Тайваню войной, если он будет сопротивляться. Это соответствует лозунгу “война — это мир“. Не менее двусмысленной оказывается и фраза “свобода — это рабство“, согласно которой Тайвань должен был попасть в экономическую зависимость из-за своего стремления к свободе. Снова верно обратное: экономические реформы Пекина в 1990-х годах были попыткой скопировать успешную модель азиатского тигра и “классового врага”. Наконец, Народная Республика взяла на вооружение изречение Оруэлла “незнание — сила“: Ее членство в ООН (1971) основано на обмане мирового сообщества относительно жертв культурной революции Мао (1966 – 1976) и ожидаемых последствий цифровой революции.

Читать далее: Sabine Riedel, VR China’s Claim to Power on Taiwan. Beijing not only Threatens the Republic of China (Taiwan) with Mao’s “Cultural Revolution” , in: FPK, Vol. 5, No. 11 (2021 Dec 4), 20 pages.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ РИТОРИКА КИТАЯ

▪ПРОПАГАНДА ИЗМЕНЯЕТ СОЦИАЛЬНУЮ РЕАЛЬНОСТЬ

“НОВОЯЗ” ОРУЭЛЛА НА СЛУЖБЕ КИТАЙСКИХ ЯЗЫКОВЫХ ПЛАНИРОВЩИКОВ

♦  Все современные официальные языки яв­ля­ются результатом стандартизации отдель­ных языковых норм (грамматики, орфографии, лексики). Такой процесс стандартизации явля­ется социолингвистической предпосылкой грамотности среди широких слоев населе­ния. Он разрабатывается общественными ор­гани­зациями или государственными языко­вы­ми комиссиями и внедряется через соответствующие национальные системы образо­вания.

♦   Китай вступил на этот путь модернизации в конце империи в 1912 г. Новая Китайская Рес­публика поручила комиссии создать общепри­знанный образец для стандартного языка. В 1920 году она опубликовала первый словарь современного китайского стандартного языка, который с 1932 года стал называться Guóyǔ (или национальный язык) или Huáyǔ (язык китайцев).

♦  Для Китайской коммунистической партии (КПК) это не было достаточно далеко. С момента основания Народной Республики (1.10.1949) она направляет развитие языка в пользу социалистической системы. Но его попытки ввести латинскую графику встретили сопротивление. Оставалось только стандартизировать транслитерацию, которая с 1982 года получила мировое признание под названием Pinyin в качестве стандарта ISO.

♦   Китайская Народная Республика как авторитарный режим рассматривает языковые реформы как непрерывный процесс. КПК использует их для утверждения своей лидерской власти во всех сферах общества. С 1956 года Министерство образования опубликовало список избранных стандартных символов для общественного пользования, сначала включавший 2 200, а сегодня 8 300 символов. Этот стандарт называется Pǔtōnghuà (общий язык).

♦   Китайская Республика (Тайвань) также проводит языковую политику в рамках своей демократической системы. Она признаёт стандарт Народной Республики (Pǔtōnghuà, мандарин), но также придерживается стандарта первой половины 20-го века (Guóyǔ). Тайваньский мандарин передает около 100 000 традиционных символов с более сложным шрифтом и полностью обходится без языковых запретов.

♦   Тайбэй не только терпимо относится к двум нормам мандаринского языка. Кроме того, Китайская Республика порвала с китайским на­ционализмом в последние годы и разрешила региональным языкам меньшинств быть официальными языками. Эта политика многоязычия оказывает влияние на Китайскую Народную Республику, особенно в Гонконге и Макао. Пекин видит в этом угрозу своим притязаниям на культурное лидерство.

Китайские языки (диалекты китайского языка)

Источник: Китайские языки (диалекты китайского языка), Wyunhe, File:Map of sinitic languages full-zh.svg, wikipedia, 13.4.2012.

Примечание: Эта карта методически проблематична. Она не изображает многоязычие языка высокого уровня ( Мандарин) и диалектов, а строит противопоставление. Более того, кантонский и тайваньский также существуют в стандартных формах, дифференциация между двумя вариантами мандаринского языка в Народной Республике и на Тайване полностью отсутствует.  

ВОИНА — ЭТО МИРОРУЗЛЛА: КИТАЙСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ  НАПРАВЛЕН НА ТАЙВАН

♦  Гегемонистские притязания Народной Республики на китайский язык и культуру восходят к советской модели. Она несет на себе отпечаток комиссара по делам национальностей Иосифа Сталина, который интегрировал национализм в социалистическую государственную доктрину. Пекин и сегодня придерживается этой модели, в то время как Тайвань с 1990-х годов отходит от национализма.

♦  До 1990 года обе стороны выступали за за доктрину одного Китая. С основанием Организации Объединенных Наций (ООН) Тайвань был первоначально принят с его претензией на эксклюзивное представительство и принят в Совет Безопасности ООН. Только в 1971 году Генеральная Ассамблея ООН последовала требованию Народной Республики о законном представительстве Китая, исключив Тайвань из ООН и Совета Безопасности.

♦  Эта история конфликта показывает, что тайваньский вопрос занимал международную политику с самого начала. Аргумент Пекина, что это внутреннее дело Китая, не применим и даже разделяет международное право: Резолюция 2758 Генеральной Ассамблеи ООН (25.10.1971) не была обязательной к исполнению, в отличие от решений Совета Безопасности. Более того, Тайвань не нарушил ничего.

♦  В 1990 году Тайвань основал Национальный совет по объединению в надежде на примирение с Пекином. По словам представителей Гоминьдана, в 1992 году был достигнут “консенсус”, который Пекин отрицает до сих пор. В 1995 году президент Китая Цзян Цзэминь подтвердил принадлежность Тайваня в восьми принципах. После этого Тайбэй поставил пять собственных условий.

♦  После принятия закона о противодействии сецессии в 2005 году Китайская Народная Республика усиливает давление на Тайвань с целью объединения по примеру Гонконга (1997) и Макао (1999). Тогда Китайская Республика рассмотрела возможность добиваться собственного членства в ООН в качестве второго китайского государства (Тайвань), что Пекин интерпретирует как попытки сецессии.

♦   В отличие от Гоминьдана (КМТ), который готов к переговорам с Пекином, нынешний президент Тайваня Цай Ин-вэнь (Демократическая прогрессивная партия DPP) назвала предварительные условия: Переговоры о воссоединении будут рассматриваться только в том случае, если Народная Республика откажется от применения силы и будет уважать волю тайваньцев.

“СВОБОДА — ЭТО РАБСТВО” ОРУЭЛЛА: ТАЙВАН КАК СИМВОЛ СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ

♦   Согласно социалистической теории, Тайвань должен был попасть в рабство и зависимость от других государств из-за своего стремления к свободе. Этому повествованию противоречит тот факт, что, несмотря на дипломатическую изоляцию с 1971 года, Тайвань стал азиатским драконом с высокими темпами роста – даже во время кризиса Короны – и системой социального обеспечения.

♦  В Китайской Народной Республике сопоставимый экономический рост начался лишь спустя десятилетия. С начала 1990-х годов конституционные реформы разрешили формы частной собственности, которые должны были преобразовать плановую экономическую систему в “социалистическую рыночную экономику”. Пекин явно хотел скопировать тайваньскую историю успеха.

♦   В отличие от Тайваня, социальное неравенство в Народной Республике сильно возросло. По данным Credit Suisse Report 2021, она находится на втором месте после США с 9 процентами всех миллионеров в мире. В то же время число трудящихся-мигрантов выросло до 250 миллионов человек (31 процент всех работников). Согласно определению World Bank, 40 процентов живут в бедности (менее 5,50 долларов США в день).

♦ Народная Республика также стремится к объединению с Тайванем по экономическим причинам. Со своей компанией TSMC остров является лидером мирового рынка полупроводниковых технологий. В то же время Пекин зависит от зарубежных стран в производстве чипсов. Согласно плану, он сможет стать независимым только в 2025 году. Но интерес к тайваньским специалистам остается высоким.

♦  Конфликт между Народной Республикой и Тайванем в сфере производства чипов имеет значение для политики безопасности как в регионе, так и во всем мире: если Тайвань потерял бы свои позиции на рынке, Народная Республика заняла бы ключевую позицию в очень чувствительной с точки зрения политики безопасности отрасли. Это повод для США поддержать Тайвань в случае эскалации.

♦   Как показывают отношения Пекина с Африкой, идеологически обоснованная дружба между “афро-азиатскими народами” уступила место структурам экономической зависимости. Китай использует свое положение монопольного поставщика инфраструктуры для покупки земли для производства продовольствия в ущерб африканскому народу.

Валовой внутренний продукт на душу населения в долларах США: Тайвань и Китайская Народная Республика (1960-2020 гг.)

Источник: собственная компиляция из: countryeconomy.com, 30.11.2021; см. Sabine Riedel, VR Chinas Machtanspruch auf Taiwan. Peking bedroht nicht nur die Republik China (Taiwan) mit Maos „Kulturrevolution“, in: FPK, Vol. 5, No. 10 (2021 Dec 3), 21 pages S. 11, см. английскую версию.

“НЕЗНАНИЕ — СИЛА”: ОРУЭЛЛА:  КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ВМЕСТО ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

♦   Социалистическая идеология Народной Республики блокирует взгляд на реальное политическое развитие. Африка является примером того, насколько сильно расходятся желания и реальность. Например, строительная деятельность китайских инвесторов способствует урбанизации и росту нищенских поселений (слэмов). Кроме того, в результате этих сделок Африка теряет свои собственные пахотные земли.

♦  Рука китайских государственных учреждений простирается так далеко в глобальные сети, что даже академические институты “корректируют” любые негативные образы, например, Mercator Institute for China Studies (MERICS) или Берлинский центр Маркса Энгельса. Они развеивают любые сомнения относительно корыстных мотивов Пекина в торговле с Африкой и Европой.

♦  Однако журналисты сообщают, что многое не разглашается, потому что Пекин хочет держать торговые соглашения в тайне. После принятия Директивы ЕС о торговых секретах (2016), отсутствие прозрачности стало практикой и в Европейской комиссии, например, в отношении торгового договора с Канадой (CETA), производителей вакцин (2020) и инвестиционного договора с Китаем (CAI).

♦  Только после давления со стороны бизнес-ассоциаций и членов Европейского парламента Комиссия была вынуждена объявить детали договора между ЕС и Китаем в начале 2021 года. По этому соглашению Пекин оставляет за собой право заполнять руководящие должности в представительствах неправительственных организаций (НПО) в Китае собственным персоналом. Затем переговоры были приостановлены.

♦   Незнание мирового сообщества о преступлениях Культурной революции (1966-1967 гг.), унесшей жизни около 80 миллионов человек, имело далеко идущие последствия. Об этом было уже известно, когда Народная Республика была принята в ООН (1971 год), однако Пекин так и не был привлечен к ответственности. Его приверженность “основным правам человека” (Устав ООН) была лишь притворной.

♦   Это незнание придает силы партийному руководству Китая. Оно возлагает вину за преступления Культурной революции на “банду четырех”, чтобы сохранить культ личности Мао. Именно на это опирается президент Си Цзиньпин, когда возрождает старую фразу о “национальном омоложении”, чтобы дисциплинировать все общество, включая Тайвань.

СОБСТВЕННЫЕ ПУБЛИКАЦИИ

▪ САБИНЕ РИДЕЛЬ В НАУЧНОМ ДИСКУРСЕ НА ТЕМУ

ВАЖНЫЕ ИСХОДНЫЕ ТЕКСТЫ

▪ ДАННАЯ СТАТЬЯ ОСНОВАНА НА СЛЕДУЮЩИХ ИСТОЧНИКАХ:

APuZ, 15.2.2021, China(kompetenz), Aus Politik und Zeitgeschichte, 71. Jg., 7-8/2021.

bdi.eu, 9.6.2021, Bundesverband der Deutschen Industrie, BDI, Investitionsabkommen zwischen der EU und China – Was gewinnt die deutsche Industrie?

Boroditsky 2012, Lera Boroditsky, Wie die Sprache das Denken formt, in: Spektrum.de, 15.3.2012.

china.org.cn, 11.8.2021, China Internet Information Center (CIIC), 19. Zentralkomitee der KP Chinas hält sechste Plenartagung ab.

deutschlandfunk.de, 18.10.2021, Carina Rother,  Taiwans Chip-Produzent TSMC. Systemrelevant für die Welt.

dw.com, 24.10.2013, Steffen Heinze, „Ein China, zwei Staaten“, Exklusiv-Interview mit Taiwans Staatspräsident Lee Teng-hui vom Sommer 1999, in: Deutsche Welle.

dw.com, 11.11.2021, Personenkult: Xi ist so mächtig wie Mao.

forbes.com, 3.10.2019, Wade Shepard, What China Is Really Up To In Africa.

gfbV 292 1_2016, Ulrich Delius, Kulturrevolution verbreitet Angst und Schrecken, in: “bedrohte Völker – pogrom”, 50 Jahre Kulturrevolution.

Heuser 1980, Taiwan und Selbstbestimmungsrecht, in: Max-Planck-Institut für ausländisches öffentliches Recht und Völkerrecht, Zeitschrift für für ausländisches öffentliches Recht und Völkerrecht, Vol. 40, S. 31-75.

Kulturrevolution 1969, Mao Tse-tung. Der große strategische Plan. Dokumente zur Kulturrevolution, Berlin 1969.

mez-berlin.de, 4.1.2018, Marianna Schauzu, Land Grabbing: China als neuer Kolonialherr in Afrika?, Marx-Engels-Zentrum, Berlin.

Ohse 1971, Gerhard Ohse, Ausschluß und Suspension der Mitgliedschaftsrechte in der UNO, in: Vereinte Nationen, 4/1971, S. 103-109.

Orwell 1984, NINETEEN EIGHTY-FOUR, 1949, dt. Übersetzung: Neunzehnhundertvierundachtzig, Zürich 1950, 21. Auflage 1973.

president.gov.tw, 10.10.2021, President Tsai delivers 2021 National Day Address, Taiwan.

Report 2021, Global Wealth Report 2021, Credit Suisse Group AG, Research Institute, June 2021.

spiegel.de, 24.8.2020, Chengdu Georg Fahrion, Wanderarbeiter in China während der Pandemie “In diesem Jahr habe ich erst 24 Euro verdient”.

Sprachkommission 2009, Portal der Zentralregierung der Volksrepublik China, Website des Bildungsministeriums [auf Chinesisch], der Leiter der staatlichen Sprachkommission beantwortete die Fragen eines Reporters zur “Table of General Standard Chinese Characters” zur öffentlichen Konsultation,12.8.2009 [automatisierte Übersetzung ins Deutsche].

Statut der KPCh, Statut der Kommunistischen Partei Chinas, 18.9.2017.

taiwanheute.tw, 1.11.2011, Der „Konsens von 1992“: Schlüssel zur Versöhnung über die Taiwanstraße.

UN Treaty Body Database 2021, United Nations, View the ratification status by country or by treaty.

Verfassung 1946, Verfassungen der Republik China, Verfassung vom 25.12.1946

Verfassung 1982, Verfassung der Volksrepublik Chi­na, angenommen auf der 5. Tagung des V. Nationalen Volkskongresses am 4. Dezember 1982.

wienerzeitung.at, 13.9.2018, Die UNO ignoriert Taiwan. Die Vereinten Nationen verstoßen gegen einen ihrer eigenen Grundsätze.

xinhuanet.com, 1.2.2019, Xinhua Headlines: Xi says “China must be, will be reunified” as key anniversary marked.

Zhao / Liu 2021, Hui Zhao, Hong Liu, (Standard) language ideology and regional Putonghua in Chinese social media: a view from Weibo, in: Journal of Multilingual and Multicultural Development, Vol. 42, No. 9 / 2021, pp. 882–896.

zvn, 6/2020, Katrin Kinzelbach, Was will China im UN-Menschenrechtsrat? in: Vereinte Nationen, 6/2020, S. 255-260.

ВЕРНУТЬСЯ К: ТHЕМА IM FOKUSTOPIC IN FOCUS

For questions and collaborations contact me: 
Tel. (0049) 0170 388 9526 | kontakt@sabineriedel.de